Чей сегодня мусор?

02.07.2017

Прошел год с момента введения обязательного лицензирования деятельности по сбору, транспортировки, переработки и хранению отходов. Что произошло за текущий год? Какие этапы реформы оказались реализованными, а какие до сих пор буксуют? Мы провели анализ новостей и событий в сфере оборота бытовых и промышленных отходов и подготовили   данный обобщенный аналитический материал.

Вообще разбор сложившейся на сегодняшний день ситуации необходимо начинать с 2011 года. Тогда в процессе масштабной реформы законодательства в области лицензирования отельных видов деятельности, лицензирование оборота ТБО и иных отходов было упразднено. Отмена лицензий была осуществлена в рамках существовавшей тогда концепции реформирования отрасли отходов. По замыслу инициаторов реформы либерализация рынка должна была разрушить сложившуюся криминальную монополию в сфере мусорного бизнеса.

Однако все получилось совсем не так, как планировалось изначально. Мусорные полигоны, как и прежде в 90-х остались в серой неконтролируемой зоне экономических и правовых отношений. А отмена лицензирования перевозок бытовых, токсичных и промышленных отходов привела к лавинному росту незаконных и стихийных свалок. Так же стали массово фиксироваться загрязнения водоемов и земель жидкими токсическими отходами. Громкий общественный резонанс вызывали случаи, когда хлеб-завод выбросил в поле тонны просроченных хлебобулочных изделий, ветеринарная клиника свезла в лес десятки усыплённых животных, биологические отходы одной городской больницы были так же найдены на обочине дороги и это всего лишь малая часть примеров тог, что происходило в нашей стране до недавнего времени.

В результате этих и многочисленных иных фактов нарушения законодательства, при полном отсутствии рычагов воздействия на участников теневого рынка, государству пришлось вернуться к системе лицензирования деятельности в области оборота отходов. Так же пришлось полностью пересматривать и переписывать стратегию реформы всей отрасли. Предыдущая стратегия реформирования разрабатывалась в середине 00-х, тогда основной её целью было внедрение новых технологий и методов глубокой переработки бытовых отходов и увеличение доли переработки промышленных отходов. Отметим сразу, что 99% промышленных отходов это отработанные породы горнодобывающей промышленности.

По замыслу авторов реформы в России уже к 2015 году 70% твёрдых бытовых отходов должны были перерабатываться и возвращаться в производство в виде вторичного сырья. Как результат – на сегодняшний день всего 3% бытовых отходов подвергаются глубокой переработке. Это алюминиевая тара, макулатура и частично полиэтилен. Весь остальной объем отходов, как и прежде, просто складируется на полигонах и свалках.

Для реализации означенной реформы, в первую очередь, было необходимо разрушить сложившейся десятилетиями криминальный уклад в отрасли, поэтому и было принято решение сделать ставку на укрупнение и техническую монополизацию игроков в регионах. Так, на пример, в Казани до введения лицензирования насчитывалось два десятка компаний занимавшихся перевозкой ТБО, после введения лицензий таких компаний осталось всего две и при этом резкого скачка цен на услуги перевозчиков не произошло. Аналогичная ситуация, за текущий год, сложилась и в других регионах нашей страны.

Для чего же было необходимо введение данной технической монополии в регионах? Как мы можем понимать, для реализации любой реформы необходимы денежные средства и порой это весьма значительные суммы. Внедрение глубокой переработки мусора, подразумевает строительство специализированных заводов, линий, сортировочных цехов. А это строительство задний и сооружений, закупка оборудования и наём квалифицированного персонала. Изначально издержки инвесторов планировалось покрывать за счёт введения специального утилизационного сбора для промышленных предприятий и повышение тарифов для населения. Однако экономические трудности в экономике страны связанные с введением санкций,  общий спад в производстве и снижение платёжеспособности населения сделали неприемлемым данный вариант к исполнению.

Тогда правительство пошло на создание особых благоприятных условий, при которых региональные монополисты, за счет своего положения смогут получать сверхприбыли. По негласному договору данные монополисты, обязывались аккумулировать средства, получаемые от собственного монопольного положения и вкладывать данные активы в строительство перерабатывающих линий, тем самым внедрять и развивать систему глубокой переработки ТБО.

На деле же, как и следовало ожидать, собственники полигонов продолжали выводить доходы в овшорные компании, либо иными стандартными методами выводить деньги из оборота своего бизнеса. Ярким примером такого подхода стал мусорный полигон «Кучино» Не станем в очередной раз пересказывать историю, прогремевшую на всю страну, но упомянем один интересный момент из всей эпопеи. А именно, на следующий день, после прямой линии с президентом на полигон приехали многочисленные журналисты, и руководство полигона всех представителей СМИ любезно пустило на территорию. Всем журналистам настойчиво демонстрировали некую линию по сортировке мусора, где рабочие, исключительно граждане РФ , одетые в новенькую спецодежду, скрупулезно сортировали мусор. Всё это так сильно и не прикрыто отдавало показухой, что в итоговых материалах данный эпизод прошел вскользь и с большой долей иронии. Но для кого была устроена эта показательная работа созданного за одну ночь сортировочного центра?

Дело в том, что руководство и собственники полигона «Кучино» а так же покровительствовавшие ему чиновники, прекрасно понимали, за что именно их будут наказывать. Выведение прибыли в овшоры, двойная бухгалтерия, уклонение от налогов, нарушение экологического законодательства, нелегальная рабочая сила – всё это второстепенные факторы на которые и продолжали бы закрывать глаза, если бы на полигоне действовала реальная площадка по сортировке отходов. Пример с полигоном в Балашихе, говоря образным языком, стал показательной поркой в наказание остальным. Все отечественные СМИ подробно освещали эту историю, дабы благодатного материала было в избытке, и как мы можем судить сигнал и главный посыл данной истории был понят и принят в регионах.

Сразу же активизировалась деятельность чиновников всех уровней от областных кабинетов, до глав сельских администраций в борьбе с нелегальными свалками на подконтрольных им территориях. Сайты всех административных образований пестрят сообщениями и отчетами о ликвидации нелегальных свалок и рекультивации земель под ними. Такое рвение не простая инициатива, а действие на высказанное ещё в декабре прошлого года президентом предложение подключить к мониторингу и борьбе с незаконными свалками общественные организации. На сайтах региональных представительств ОНФ появился специальный раздел, где граждане могут оставить свои жалобы или заявления по факту выявленных ими нелегальных мест складирования мусора.

Для чего это было нужно? Помимо экологического и общественного эффекта ликвидация свалок отнимает у владельцев мусорных полигонов саму возможность аргументировать свою невозможность вкладывать средства в строительство сортировочных линий. Логика аргументации проста. Есть стандартные расчеты объёмов мусора и отходов которое производит население того или иного региона. Есть методика расчета прибылей полигонов ТБО на данных территориях, поэтому  собственники свалок более не могут ссылаться на убыточность и малую рентабельность своего бизнеса.

Вообще ситуацию с доходностью в сфере переработки мусора необходимо рассмотреть отдельно. Это может показаться странным. Но на данный момент ни кто не может четко и на цифрах пояснить  выгодно или нет, в нашей стране заниматься глубокой переработкой бытовых отходов. С одной стороны участники и специалисты, работающие не первый год в отрасли, в один голос, заявляют, что это убыточно. Что в современных условиях сдвинуть процесс в сторону минимальной маржи рентабельности можно, только если мусор на пункты переработки будет уже поступать в отсортированном виде. То есть если само население будет вести раздельный сбор бытовых отходов. К сожалению, культуры сортировки отходов по виду у наших граждан нет и ожидать её появления в ближайшие годы не приходиться. Вот на эти доводы и опираются собственники отходного бизнеса.

Весомым примером убыточности глубокой переработки бытового мусора в нашей стране может служить пример вторичного оборота стеклотары и макулатуры. Исходное сырьё для производства новых изделий настолько дёшево, что заниматься сбором и вторичным использованием той же стеклотары не имеет ни какого экономического смысла. Аналогичная ситуация происходить в области переработки макулатуры и полиэтилена.

С другой стороны лагеря скептиков расположились разного рода активисты, коммерсанты и те, кто был бы не против войти в рынок. Эти люди заявляют, приводя яркие примеры зарубежного опыта о том, что в нашей стране глубокая переработка вторичного сырья может  и должна быть высокодоходным занятием. Но переходить на данную переработку с инвестированием в отрасль, не хотят потому что простое складирование ещё выгоднее чем сама переработка. А так же, в случае выхода бизнеса из теневого сектора уйдет значительная часть теневого дохода чиновников и местных элит.

Понять и разобраться в данной ситуации крайне сложно. Каждая из сторон апеллирует примерами европейских стран, цифрами статистики и личным опытом. А разобраться, что и как у нас происходит весьма сложно и порой вообще не возможно. Хотя бы потому, что полностью отсутствует более-менее правдивая статистика. На примере того же полигона  «Кучино» можно было узнать о том что ни кто не имел представления сколько точно в день приходило на полигон грузовых автомобилей с мусором. Все подсчеты в отрасли ведутся исключительно по объёмам предполагаемого объёма бытовых отходов, которые производят граждане.

Ситуация в области лицензируемых видов деятельности по отходам 1-4 класса опасности и с отраслью в целом регулярно меняется и пополняется все новыми новостями и событиями. Мы обещаем внимательно следить за их развитием и оперативно рассказывать вам. А в качестве завершения нашей статьи хотим вам рассказать о гражданке Китая Чжань Инь, которая в 2011 году была признана самой богатой женщиной в мире. Известна эта женщина тем, что заработала свой баснословный капитал на переработке бытового мусора из США.


Наши новости1
×
Заказать обратный звонок

×
Сделать заказ